Ролевые игры и тренинги в коррекции заикания

Наблюдая взрослых заикающихся в стационаре на протяжении более 20-ти лет мы имели возможность убедиться в том, что влияние окружающей среды и социально-речевой ситуации на подавляющее большинство заикающихся несомненно и что реакция на нее строго индивидуальна.

Этот вывод также подтверждается во время переходов от индивидуальных занятий с больными к занятиям в микрогруппе, к ролевым занятиям, а также в период подготовки к заключительному выступлению и во время него. Одной из эффективных форм восстановления коммуникативной функции речи стали РОЛЕВЫЕ ЗАНЯТИЯ (Р. З.).
Р. З. с группой подростков и взрослых заикающихся являются тренировкой речевой функции в сложной речевой обстановке с одновременной коррекцией ее в ходе занятия. На первых занятиях эту коррекцию осуществляет логопед, позже — сами участники группы под контролем логопеда.

В зарубежной и отечественной литературе ролевыми играми занимались, как видно из ряда источников зарубежной и отечественной литературы, не только психиатры, психотерапевты и психологи, но и педагоги.

Имеются и важные для нас исследования педагогов и психологов о развитии общительности у школьников младшего и среднего возраста с помощью игровой деятельности. Учитывая, что заикающимся школьникам свойственно уходить от социальных контактов, важное значение в сообщении им коммуникабельности, возможно, смогло бы иметь вовлечение их в игровую деятельность.

Из универсальности греческого театра, где трагедия героя обязательно становилась общечеловеческой, космической, выросла психологическая доктрина будущей психодрамы Морено: все, что происходит с личностью, влияет и на окружающий социум. И период Возрождения в театре «Комеди дель арт» также существовал принцип объединения актеров и зрителей (отсутствие занавеса), стирание граней между ними. Развлекательный жанр комедии сопровождался импровизациями, взаимным вышучиванием «героев». Поводом к организации театра психодрамы Морено послужил описанный в литературе (А.Л. Гройсман, 1979) случай под названием «синдром Барбары».

Один из профессиональных актеров Венского театра импровизации по имени Джордж влюбился в свою коллегу Барбару. Вскоре после свадьбы муж Барбары обратился к Морено с жалобой на то, что его дотоле пристойная и интеллигентная супруга стала в быту вульгарной и брутальной. Она была приглашена на «психодраматическую сессию». На одном из представлений психодрамы она с большим воодушевлением сыграла роль развязной грубиянки, испытывая и в дальнейшем желание играть подобные роли. Морено решил, что грубое поведение Барбары в быту связано с желанием воспроизвести на сцене не героические роли, которые ей навязывались режиссером, а образа вульгарной фурии, в воплощении которой она подсознательно нуждалась. Создание этого образа на сцене вместо образов благородных дам, дало актрисе возможность осознать нелепости своего поведения в быту. Она избавилась от агрессивности, сделалась дома более покладистой, ласковой. Отношения с мужем нормализовались.

Указывая на терапевтические возможности психодрамы, Морено писал, что в ней создается психологически оздоравливающий эффект не только у зрителей, но и самих актеров, которые, представляя драму, в то же время «катартически расшифровывают» свое житейское поведение, полное подчас нервно-психических дискомфортов. Вначале Морено склонен был видеть оздоровительный эффект в фрейдовском плане, т.е. в непосредственной и обязательной связи с «психокатарзисом». В то же время Морено уже более широко, с социально-психологических позиций трактует неврозы и видит способ их излечения в использовании психодраматических акций с целью позитивного воздействия на личность. Он обозначает терапевтические функции психодрамы термином «шекспировская психиатрия», напоминая тем самым, о ее связи с театром и о большом гуманистическом значении искусства, исцеляющего человека от его психологических конфликтов. В противоположность альтруистической и человеколюбивой «шекспировской психиатрии» Морено выделил т.н. «маккиавеллистическую психиатрию», основанную на грубом античеловеческом вмешательстве — шоки, стрессы, оперативные вмешательства, лекарственная «интервенция» в человеческую психику. Сюда же Морено справедливо относит и психоанализ Фрейда, с которым у Морено начинаются разногласия. Нельзя не согласиться с ним в том, что психоанализ пользуется маккиавеллистическим принципом «разделяй и властвуй» над больным, ибо при этом способе психического воздействия человек насильно приводится к осознанию «правды», таящейся в его темном подсознании.
Особенное внимание Морено привлек образ Гамлета с его рефлексией в качестве героя, могущего исполнять функцию другого «Я» («альтер-эго»), помогающую испытуемому лучше понять себя в рамках исполнения собственной жизненной роли. Морено проявил интерес к шекспировскому театру не случайно, ибо его привлекли гуманистические достоинства шекспировской драмы, заключающейся не только в постановке проблем человеческого существования, но и в соответствующей активации личности к разрешению своих трудных проблем.

Заимствованное из театра понятие «роли» перешло в современную науку. Многие психологи и социологи начали говорить о роли, имея в виду определенные человеческие функции.

Американский социолог Т.Р. Парсонс, оперируя понятием роли, стремится показать, что она является ключом для интеграции трех личностных уровней — психологического, социального и культурного, представляя собой «трансмиссию», через которую свойства и состояния отдельного человека влияют на функционирование различных общественных и культурологических систем.

Концепция роли является в современной психологии синтезом понятия роли, возникшем в искусстве, но пронизанных принципами социальной и медицинской психологии, а также психотерапии.

Морено дифференцирует и разграничивает термины «принятие роли» и «разыгрывание» ее. В первом случае имеет место процесс приспособления к роли и усвоения очерченных в ней образцов и моделей поведения. Во втором случае — процесс более или менее адекватного выражения индивидуальных свойств соответственно социальным ожиданиям (эспектациям).

Применительно к задачам психотерапевтической практики, Морено понимает под ролью процесс решающего создания структуры человеческого поведения внутри «малой группы». Иное определение «роли» дают польские психологи Габриела и Чеслав Чаповы в монографии «Психодрама». Они понимают роль как фактическое образование личности, привносящее регулирующий эффект в специфическую ситуацию, в которую вовлечены и другие лица.

Таким образом, роль выражает нереализованные потенции личности, отражая определенную структуру отношений с другими лицами. Это и служит основой для присвоения чьей-то роли, составляющей образец для подражания и способствующей росту самосознания и совершенствованию поведенческих форм деятельности.

Отсюда Морено выводит формулу невротических и других неправильных форм поведенческого реагирования, включая и психотическое поведение как результат разрегулирования ролевых форм взаимодействия между людьми, определяющихся, по Морено, мерой спонтанности и творчества, то есть свободной созидательности. Каждый человек хоть в зачаточном виде, но обязательно обладает творческим потенциалом. Его нераскрытые резервы направляются на неразумные (иррациональные) пути псевдотворчества, проявляющегося симптомами нервно-психических болезней.

В отличие от Фрейда Морено справедливо считал, что основные черты характера человека не являются генетически раз навсегда заданными, хотя структурные основы личности имеют свои конституционально-биологические предпосылки, формирующиеся еще в раннем онтологическом опыте детства. Поскольку в процессе становления личность приобретает свои социально-психологические формирования и новообразования, то Морено выражает уверенность в способности человека реализовать потенциальные возможности по совершенствованию своих личностных свойств, что и сказывается в его практических рекомендациях по методикам психорегулирующих психодраматических процедур.

В противоположность психоаналитическому сеансу, проводимому в искусственной изоляции, Морено заменил «аналитический диван» в двух измерениях (пациент — врач) на трехмерное социальное пространство сцены (врач — больной — подыгрывающие лица).

Сеанс психодрамы может проводиться в обыкновенной комнате, но при наличии «социума» — группы подыгрывающих лиц, в условиях, приближенных к естественным (где заболевание получено, в той обстановке оно и должно быть «отыграно»). В отличие от Фрейда Морено не сосредотачивает внимание только на прошлом, принимая человека в настоящем и учитывая его непосредственные личностные и социокультурные ориентации и проекции на будущее. Помимо свободных словесных ассоциаций психодрама сопровождается и поведенческой свободой «жестомимического контура личности» (А.Л. Гройсман).

Сеанс психодрамы разделяется на три части: подготовительный, само представление и заключительный (обмен впечатлениями). Вначале определяются «проблемы», выбирается «герой», чья проблема разыгрывается, определяются подыгрывающие, которые помогают разобраться в конфликте или оппонирующие главному действующему лицу («протагонисту») или находящие для него правильное рациональное решение. Психолог (педагог) выступает в качестве режиссера, но отнюдь не директивного руководителя. Дублер («альтер-эго») выступает как «сотерапевт», помогающий «герою» неназойливо найти продуктивный выход из психотравмирующей ситуации. Обсуждение, как и само представление, изобилует сильными эмоциональными реакциями (иногда присутствуют и члены семьи), а протагонист проецирует свои переживания из мира психодрамы в мир реальный, адаптируясь в нем с помощью вновь приобретенных «шаблонов» правильного поведения.

После венского театра импровизации, открытого Морено в 1921 году, в Нью-Йорке был организован театр психодрамы под руководством Джинлы Динс и при консультации Морено, переехавшего впоследствии в Америку.

Несмотря на теоретическую невнятность психодрамы, Морено внес определенный вклад в ее разработку и практическое применение. В отличие от психоаналитической методики, ориентированной на мифические «комплексы подсознания», организованный Морено «лечебный театр» является, по контрасту с фрейдистской, методикой «психосинтетической», способной дать конструктивные результаты в решении некоторых сложных проблем личности. Театрализованная психотерапия основана на вере в человека и его резервные психические возможности. Не случайно Морено в беседе с Фрейдом сказал: «Вы подавляете мечту людей, я же обучаю их мечтать по-новому». Психодрама, социоанализ и социометрия Морено получили развитие в некоторых разновидностях групповой терапии неврозов. Это так называемая гипнодрама, социометрическая терапия, групповая музыкальная и ритмическая гимнастика. По новой социально-утопической теории Морено, называемой социометрией, классовые противоречия якобы тоже можно разрешить, но не социально-экономическими реформациями, а сглаживанием конфликтов за счет средств игровой психической терапии.

Американский психиатр Клепман, критикуя психодраму Морено, указывал на то, что «истинная терапия не сводится к катарсису, ибо пациенту должны быть даны сознательные социальные установки. «Морено, увлекаясь эмоционально-подсознательной стороной терапии как «очищающей и расшифровывающей» бессознательные тенденции и «заблуждения» личности, недооценивает дидактические и разъяснительно-рассудочные формы психотерапии, являющиеся рычагом воздействия именно на сознательные ориентации и мотивационные подструктуры личности». Наблюдения Клепмана показывают также, что психодрама у ряда лиц «может укрепить их в антиреальной позиции, ибо всякий сдвиг границ фантазии у душевнобольных опасен». Это можно отнести не только к больным психозами и душевными болезнями, но и к пограничным невротическим расстройствам, а иногда и к здоровым характерологическим отклонениям, которым избыточно свойственны элементы актерского воодушевления и эмоционализации, смыкающиеся с механизмами истерии.

Лечебная практика ряда авторов показывает, что не всегда возможен терапевтический эффект при эксплуатации спонтанных эмоциональных реакций у лиц с первосигнальным преобладанием, а также у истериков при методике углубления у них механизмов эмпатии и «чувствования». Наоборот, механизмы бреховского театра «отчуждения» им более показаны, ибо дают возможность наблюдать себя со стороны, развить самоконтроль, необходимый для компенсативного психотерапевтического эффекта (А.Л. Гройсман).

В отечественной психологии и психотерапии приемы ролевых игр и лечебной драматизации применяются в качестве элементов системы коллективной (групповой) психотерапии.

Основным положением в системе является теория отношений В.Н. Мясищева и указанные им принципы поэтапно-реконструктивной психотерапии. Такая психологическая работа с личностью проводится через систему ее отношений, «характеризующую основные роли, в исполнении которых проявляется ее индивидуальность».
Психотерапевт И.Е. Вольперт разработал своеобразный прием драматизации, названный им «имагопсихотерапией» (имаго-воображение), в котором он использует с воспитательной целью обучение приемам мысленного воображаемого воссоздания положительной роли, способствующей выработке новой доминанты, затормаживающей прежние невротические формы поведения и установки. Игровые приемы психотерапии представляются целесообразными, ибо способствуют изменению патологических личностных особенностей. Эти изменения заключаются в переделке сложного жизненного стереотипа с замещением неадекватных элементов поведения новым более совершенным типом реагирования, приобретенным в игровой ситуации.

В научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева выявлена возможность и границы применения разумных форм и сочетаний игровых, вербальных (словесных) и невербальных компонентов (музыкально-ритмических, психогимнастических), групповой техники с целью тренировки адекватных поведенческих реакций в различных сферах общения человека — в семье, в школе, на улице, на производстве, в общественных учреждениях и т.п. «Ролевая психогигиена» является также прогностическим способом выявления эмоциональной установки заикающихся. В противоположность дидактике и логопедии театрализованные формы подачи материала являются более эффективными. К тому же они обладают оздоравливающим психогигиеническим эффектом, ибо способствуют непроизвольному усвоению материала, без насильного переутомления, и эмоционально склоняют личность занимающегося к исполнению положительной жизненной роли.

Широко используется так называемая «зеркальная техника», как один из вариантов ролевой психотерапии. Человек, чья проблема разыгрывается, может не быть непосредственным участником инсценизации, а находиться в зрительном зале или может играть незначительную роль, чем еще в большей степени приковывается его внимание к исполнению его жизненной роли кем-либо другим. Могут быть разыграны и простые адаптивные сценки (преодоление отчуждения между друзьями, восстановление социальных навыков общения «руководитель — подчиненный», «учитель — ученик»). Розыгрыши этюдов на тему общения позволяют и критически оценить свое поведение, наметить пути выхода из конфликтной ситуации и адаптироваться к ней.

Иногда сам испытуемый разыгрывает свой конфликт (аутопсихотерапия) перед аудиторией, при гетеропсихотерапии его конфликт разыгрывается кем-то из подыгрывающих, а он сидит в качестве зрителя в зале.

Задача сценической психорегуляции не столько рассудочно понять конфликт, сколько пережить его заново, прочувствовать его на эмоциональном уровне. Это облегчает последующую работу логопеда или психолога «на взрыхленной почве» его психического состояния.

Кроме «зеркальной техники» часто в инсценировках используется методика «смены ролей», когда каждый член группы дублирует роль главного героя, но действуя «от себя», импровизационно. Главное действующее лицо называется при этом «протагонистом», а дублеры — «альтер-эго», то есть «второе-Я». Они пытаются иначе исполнить разрешение конфликта, чем это делал протагонист, чтобы на заключительной сессии (обсуждении) принять совместное решение, какое же исполнение роли в жизни будет наиболее приемлемым, продуктивным и лишенным невротической напряженности. Другой прием — «солилоквиум» (А.Л. Гройсман) основывается на «соло» каждого из участников игровой группы с целью организации затем «коллоквиума» — собеседования по разрешению ситуации.
Иной прием ролевой психотерапии — «техника близнецов», основывается на прочувствовании ситуации, протяженной во времени. Для этого герой «играет» себя в прошлом, настоящем и будущем так, как он это представляет себе — создается немало любопытного материала для проективного диагностирования психологических характеристик личности.

Адаптационная роль игровой психорегуляции и состоит в исполнении противоположных ролей.

Ролевые игры и тренинги в коррекции заикания. — М.: В. Секачёв

Э. Фрешельс. "Заикание. Ассоциативная афазия". 1931 г.

Ассоциативная афазия   Заикание выражается чаще всего в судорогоподобных движениях гортанной и артикуляционной мускулатуры, появляющихся в начале или середине речи и заставляющих подробнее...

Модель фиксированности на своем дефекте

Опираясь на общие принципы системного подхода в психологии (Л.С.Выготский, С.Я.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев, А.Р.Лурия, Б.Ф.Ломов, А.В.Петровский, П.Я.Гальперин, В.Д.Небылицын, Д.Б.Эльконин и др.) и подробнее...

Виды заикания. Характеристика разных форм заикания

Виды заикания Во многих источниках заикание подразделяют на невротическое, неврозоподобное и смешанное. На представленных ниже таблицах дается относительная характеристика каждого подробнее...

А. Либманн. "Патология и терапия заикания и косноязычия". 1901 г.

Заикание, как одно из разстройств речи, было известно уже в глубокой древности. Понятно, поэтому, что литература по данному вопросу довольно обширна... Тем не менее, взгляды относительно этого подробнее...

Коррекция

Методики лечения заикания. Существует ряд способов вылечить заикание, но, к сожалению, ни один из них не даёт гарантии 100 %. В первую очередь надо иметь большую силу воли и желание избавиться от подробнее...