Выдержки из дневников заикающихся.

Выдержки из дневников заикающихся

(Речевой центр г. Самара, группа логопеда О.Д. Ждановой)



1. Л.А., 34 года. Диагноз: заикание тяжелое, невротическое, тоно-клоническое, артикуляторное.

До лечения:

Во время речи состояние крайне возбужденное. Хочется поскорее закончить говорить, чтобы тебя больше не слушали. После речи долго не можешь успокоиться, даже температура поднимается, когда говоришь, а потом выступает холодный пот.

Во время речи в голове одня мысль: как бы заменить слова, которые не могу говорить, на более легкие. Эта мысль из головы не выходит, даже иногда забываешь, о чем говорила. Когда я хочу что-то сказать, то во время произнесения слов вся напрягаюсь. Чувство неполноценности живет во мне всегда. Темп речи ускоренный, потому что хочу сказать все поскорее, на одном дыхании.

Очень завидовала, когда все готовились к праздникам в школе, одна я была в стороне.

В магазин почти не ходила, так как уже на подступах к нему появлялся страх при мысли о предстоящем разговоре. Сколько раз было, займу очередь, подхожу к кассе, чувствую: не могу сказать слова, и ухожу.

Когда мне надо было что-то спросить у прохожего, думаю: к кому мне подойти. Всегда старалась спрашивать у старших по возрасту. Когда отхожу, чувствую, что мне смотрят вслед. Часы на руке боюсь носить, потому что часто спрашивают время.

Когда на работе надо идти к начальству, то долго не могу решиться, а когда вхожу, вижу: моя речь в тягость, на меня не смотрят, и этот контакт в тягость всем. На собраниях никогда не выступала, очень страшусь этого.

Недавно хотеля заказать переговоры с другим городом и долго не могла назвать свой счет, а когда произнесла его, то услышала, как девушка, которая принимала заказ, кому-то сказала: "О боже, только заик не хватало мне сегодня!". После ее реплики вообще не могла сказать ничего.

Не покидает мысль о том, что заикание - это такой же, в сущности, порок, как и отсутствие конечностей. Я - инвалид и еще виновата в инвалидности своего сына. Часто снится, что имею красивую речь и выступаю перед публикой. Завидую тем, кто не страдает заиканием.

После основного курса:

Когда я приехала домой после основного курса лечения, то буквально все заглядывали в мой рот - как я буду говорить? Сразу же всем объяснила все. Речь моя всем окружающим нравится.

Мои знакомые, рабочие, почувствовали во мне перемену, сказав, что я очень изменилась, но в лучшую сторону. Я стала очень спокойной, выдержанной. Чувствую себя наравне со всеми.

Когда дома с мужем ссора - перешла на полное замедление речи. При этом мне стало лучше, спокойнее, и ссора быстро кончилась.

Страха перед речью нет совсем. Мыслей навязчивых тоже нет. Раньше приходилось думать, скажу это или нет? Сейчас, что хочу, то и говорю, замену слов не ищу.

После первого микрокурса:

При общении, когда бы и где бы это не происходило, чувствую себя равной с обычными людьми. Нет таких ситуаций, в которых бы я думала: "А как я скажу?".

Очень нравится говорить с рукой, становишься уверенной. Моя речь вселяет спокойствие и моим знакомым, я это заметила.

 

2. А.Д., 23 года. Диагноз: заикание средней тяжести, неврозоподобное, артикуляторное, тоно-клоническое.

До лечения:

Почти все время, если не говорю односложными фразами, ощущаю сопротивление, оказываемое моей речи. Заранее чувствую, в каком слове и на каком звуке запнусь. Это загружает голову ненужной работой. Я знаю, что речь моя выходит не такой, как была "задумана". Она бедна, разорвана, зачастую косноязычна, внутренне все время стараюсь избежать ошибок, но тут же их совершаю. Качеством речи реагирую на все жизненные неурядицы. Иногда в ситуациях общения чувствую себя неравным другим, неполноценным.

После основного курса:

Я считаю, что только органическое повреждение может вернуть меня к заиканию, да и то не психологически, а чисто физиологически.

В институте. Вообще-то я всегда чувствовал себя там неплохо. Но сейчас гораздо больше уверенности в себе. Нет ощущения неполноценности. Я твердо знаю, что скажу все, что хочу, и тогда, когда захочу. Причем мне даже доставляет удовольствие говорить медленно и с рукой - в такую канву как-то лучше, солиднее укладывается логика рассуждений. Рука позволила выявить новые возможности смыслового акцентирования там, где раньше я о них и не подозревал.

В семье. Особых перемен нет, но все стали относиться ко мне с большей доброжелательностью, мягкостью и вниманием, не как к больному, а как к человеку, который совершил в жизни что-то значительное. Жена стала больше любить (так кажется, а может, это я "излучаю" больше любви).

В очередях, магазинах, кассах чувствую себя прекрасно. Никаких сомнений, мыслей о заикании и неудобствах в груди. Никакого ожидания речи, страха перед ней.

Спокойно спрашиваю, говорю, жду своей очереди. Нравится начинать с паузы, глядя в глаза собеседнику.

С прохожими и незнакомыми чувствую себя свободно, раскованно, без всякого страха речи или психологической зависимости.

После первого микрокурса:

Удивительно легко стало говорить, и это чувство нарастает с каждым днем. Нет ни страха речи, ни страха общения. Давно исчезло чувство дискомфорта в груди. Теперь я на все 100 процентов знаю, что в любой ситуации скажу все, что хочу, и так, как надо. Не существует ситуаций, которые могли бы вернуть меня к прошлому, к заиканию. И эта уверенность увеличивается с каждым днем.

На занятиях в институте отвечаю удивительно свободно, больше стало простора для мыслей. От заикливых сумбурных и невнятных ответов давно не осталось и памяти. Я забыл свою прошлую речь.

Не задерживаясь захожу, куда мне нужно, спрашиваю все. Специально вторгаюсь в большую толпу и начинаю расспрашивать. Народ сначала слушает с недоумением, кое-кто ухмыляется, но это как бы придает мне сил, пополняет уверенность, стимулирует к еще большему замедлению. И постепенно люди теплеют, оттаивают, окружают меня и начинают объяснять, разговаривать. Я им улыбаюсь, они мне тоже.

 

П.Л., 37 лет. Диагноз: заикание средней тяжести, невротическое, артикуляторное, тоно-клоническое.

До лечения:

В магазине я чувствую себя неловко. Могу произнести только отдельные короткие фразы. Вступить в разговор значит для меня показать свой дефект, этого не хочется. Когда нужно задать вопрос прохожему, заранее чувствую, что заикнусь на согласных "с" и "з", и всегда на этих звуках запинаюсь.

Дома, в транспорте, на работе, когда прихожу в школу, где учатся дети, всегда чувствую себя неловко и всегда виноватой. Меня в чем-то не сразу понимают, и я волнуюсь из-за этого дополнительно. Мне стыдно, что я не так говорю.

При разговоре с соседями, с теми, кто ко мне относится доброжелательно, разговаривать легче. Но все равно постоянно держишь в голове, что к тебе относятся, как к больной. А если кому-то я открыто не нравлюсь, то перед ними испытываю почти страх.

Например, сидят в автобусе два человека. У одного нормальная речь, а у другого заикливая. В молчании эти люди ничем не отличаются друг от друга. А когда заикающийся собирается что-то сказать, у него на первой букве может быть запинка. Он начинает в уме представлять, как лучше построить предложение. Могут трястись губы, меняться выражение глаз. В этот момент, как правило, учащенное сердцебиение, досада, стыд, подавленное состояние, чувство собственной неполноценности, которое возникает всякий раз во время речи. Как только заговорил, всем окружающим видно, что ты неполноценный человек.

Во время речи где-то заменяешь слово, переставляешь слова, не к месту сделаешь паузу. Интонация при этом такая, как будто я оправдываюсь. Темп речи ускоренный. Такое впечатление, что мысли идут вперед, а слова спотыкаются, отстают от темпа мыслей. И человек старается говорить быстрее, чем ему надо, а речь становится еще хуже. Предо мной заикание стоит как преграда, которую я не могу перешагнуть. Оно как бы держит меня в своих границах.

После основного курса:

Здесь, в Центре, среди людей в городе, в транспорте и магазинах я чувствую себя равной со всеми. Ничто не выводит меня из того состояния равновесия, которое я получила здесь. На улице спрашиваю прохожих о чем-то совершенно спокойно, нисколько не волнуясь. Дома обстановка совершенно спокойная.

Вчера была на работе. Когда шла на работу, страха не было, а было легкое волнение, какое бывает после долгого отсутствия в родном доме.

Многие хотели поговорить со мной, послушать, как я стала говорить. Я чувствовала себя спокойно, уверенно. А они ждали, когда же я заикнусь? Некоторые говорили это мне. Все, с кем пришлось разговаривать, отмечали, как хорошо я стала говорить. Дома дети говорят: "Мама теперь совсем не заикается" - еще больше стали любить, когда я им читаю вечером вслух.

Муж отмечает, что я чаще стала принимать правильные решения. Раньше у меня первая реакция на какие-то слова или дела была одна - вспыльчивость. И я всегда жалела об этом. Теперь я спокойно отношусь к подобным ситуациям. Появляется возможность подумать раньше, чем сказать.

Что мне еще не удалось проверить - я не разговаривала с начальником и директором. Сегодняшний приход в Центр дал мне нужный в таких ситуациях настрой. То есть я сама должна зайти к ним и первой начать разговор. Глядя в глаза, успокаиваясь, - утверждаюсь.

После первого микрокурса:

После основного курса стала чувствовать себя уверенно, теперь могу как равная разговаривать с людьми. В споре даже чувствую превосходство, потому что они спорят эмоционально, а я спокойно. Мое спокойствие ставит меня в выигрышное положение. Бывают разные ситуации, которые на какое-то время выводят из равновесия. Вспомнив все правила, я быстро приобретаю прежнее состояние. Моя речь исключает возвращение в заикание. Вопросы прохожим придают уверенность в себе. Страх перед речью исчез. Если я равна со всеми, то чего мне бояться?

Замену слов производить не приходится. Тем, кто знал меня раньше, интересно слушать, как я теперь говорю.

 

4. Н.Г., 43 года. Диагноз: заикание тяжелое, неврозоподобное, вокально - артикуляторное, тоническое.

До лечения:

В ожидании речи внутренне к ней готовишься, появляется волнение, мысли о том, как сказать и что. Настраиваешь себя на то, что ты скажешь без запинок, но при первой попытке сказать не получается, появляется страх, дрожание голоса, возбужденное состояние.

Часто дрожат руки, прячешь глаза в сторону, помогаешь произношению руками, ногой (постукивание, качание и пр.). После окончания речи у меня долго остается возбужденное состояние, появляется какая-то злость, что не смогла сказать, прокручивание всего сказанного в голове.

Во время речи часто приходится заменять слова; после долгих, мучительных попыток что-то сказать иногда теряешься и замолкаешь. Если мне отвечают во время разговора грубостью, то сразу же замолкаю и уже потом не начинаю нового разговора.

Когда я становлюсь в конец очереди в магазине, у меня вообще нет никаких мыслей, но чем ближе продвигаюсь к продавцу, тем тревожнее состояние, и уже начинаю думать, как скажу, сколько надо взвесить, стараясь назвать такую цифру, какую мне лучше удается произнести. В том же случае, когда не могу сказать, то рядом стоящие люди подсказывают продавцу. Обычно у меня в таких случаях злость на себя, чувство стыда и хочется куда-то провалиться. У кассы я стараюсь заранее приготовить столько денег, сколько мне надо заплатить, или стараюсь подойти, когда нет очереди, а если в это время кто-то еще подошел, то стараюсь, чтобы сзади стоящий не видел моих мучений.

Прежде чем задать вопрос прохожему долго мучаюсь, как начать, как обратиться. Простой вопрос чаще получается сразу, а вот сложный я пишу на бумажке, и если при обращении к человеку я начинаю сильно заикаться, то показываю эту бумажку.

После выяснения отношений ( в основном на работе) я сделала вывод для себя, что мне лучше в конфликты не ввязываться, потому что потом я долго разбираюсь и прокручиваю все в голове, зачем я сказала так, а вот тут-то мне надо было промолчать. И мне часто кажется, что я не права.

Во время разговора очень сильно волнуюсь, не могу сказать в свою защиту ни слова. И если еще при таких обстоятельствах слышишь: "А ты молчи или научись сначала разговаривать", то сразу замолкаешь и потом долго мучаешься и разбираешься с собой.

И еще. Часто бывает так, что тот, с кем разговариваешь, отводит глаза, старается перебить тебя и говорит сам.

При хорошем настроении разговоры идут легче, но когда у меня плохое настроение, то с самого начала начинаю волноваться, появляется страх, а если что-то еще надо доказать или рассказать что-то интересное, а не получается, то начинаешь думать, что люди не слушают или хотят, чтобы я скорей замолчала.

С детьми я стараюсь говорить медленно, тихо, немного растягивая слова. С ними подчас приходится даже хитрить, когда надо что-то сказать, чувствуя, что не получится, пытаюсь как-то отвлечь их от разговора со мной.

Вспоминаю защиту диплома. Пока четыре месяца работала над ним, не думала, как буду защищаться. Но пришел день защиты, и с утра началась тревога. И вот я в зале, передо мной мои чертежи и комиссия, нужно делать доклад. Помню, что я спокойно назвала тему дипломной работы, а затем начались судорожные попытки высказаться, в голове же ни слова доклада, только мысль, как бы сказать. Мне предложили побеседовать индивидуально, а в голове уже пустота, безразличие. Потом я долго переживала эту позорную для меня сцену.

После основного курса:

Сейчас я уже не представляю, что могу говорить как-то по-другому, медленная речь живет во мне и даже мысленно хочется говорить медленно. Страха нет, но волнение появляется, при этом стараюсь, чтобы рука, когда мне нужно говорить, была свободной. Как-то читали на улице стихи, вначале было какое-то волнение, но вот я начала говорить, и с каждым словом мне становилось свободнее, волнение ушло. На нас смотрели, показывали, кто-то говорил что-то плохое, но даже в такой обстановке хотелось крикнуть: " Мы говорим, мы можем!". А в кассе аэрофлота мне предложили написать, когда я начала спрашивать. Но я сказала себе: "Нет, я скажу" и продолжала говорить.

В другое время я бы написала свой вопрос, но сейчас, когда я согу сказать все так медленно с рукой, мне даже не приходит в голову, что я не могу спросить. Вопросы задаю легко, без волнений.

В отношениях с друзьями и знакомыми я стала смелее, и появилась уверенность в том, что могу с ними говорить так, как надо, и я уже не думаю, как мне спросить, какие сказать попроще слова, с ними я уже могу говорить свободно.

Теперь, стоя в любой очереди, я всегда уверена, что могу сказать то, что мне надо, и ничего не надо продумывать, переставлять слова.

И еще. Если раньше был страх перед незнакомыми, то теперь его нет, и я могу спокойно разговаривать с ними и отвечать на неожиданные вопросы.

После первого микрокурса:

Мое состояние стало значительно лучше. Я стала спокойнее, увереннее, смелее, и состояние это с каждым днем укрепляется. Когда в понедельник я шла на работу, страха не было, лишь волнение в груди. И совсем не было страха за свою речь, лишь мысли: как меня воспримут. Открыв дверь в отдел, я тут же медленно, нараспев, пропела: "Здравствуйте" и тут же совсем успокоилась, волнение исчезло.

Первые два дня все словно ждали, когда же я запнусь. Но не дождались и тогда сказали: "Ну ты и молодец, как же так быстро можно научиться так хорошо говорить?". И еще сказали, что я стала какая-то другая, не такая, как раньше, спокойнее, смелее при разговоре. В основном всем нравится моя медленная речь, но есть и такие, кто говорит, что, когда я говорю медленно, им хочется, наоборот, говорить быстрее, и не могу ли я по телефону быстрее говорить, а то все будут звонить и спрашивать, кто это у вас такой завелся. Я же ответила, что все равно, что будут думать, а я буду говорить только так.

Начальник отдела не знал, что я лечусь, и поэтому у него было очень удивленное лицо, когда я сказала, что я теперь все время буду вот так медленно со всеми разговаривать. Он меня выслушал и сказал, что я молодец, что решилась на такое. Сейчас в коллективе к моей медленной речи привыкли и люди уже не обращают не нее внимания. На работе я чувствую себя свободно, спокойно и даже могу вмесо профорга провести отчетное собрание, выступить перед отделом.

Иногда приходится согласовывать документ совсем с незнакомыми людьми, но и при этом не испытываю никакого волнения. По телефону тоже могу позвонить в любую минуту и кому угодно, ни о чем заранее не думая. К тому же мне теперь не надо никого просить, чтобы кто-то позвонил и узнал что-то по личным вопросам. При разговоре с друзьями и знакомыми проблем нет, разговариваю медленно, "с рукой".

За месяц были четыре запинки на "три", незаметные для других, но я их почувствовала, стала больше делать зарядку на "три", а в магазине и в кассе стараться брать и платить тоже на "три".

И еще бывает такое состояние, когда появляется тревога, или внутреннее волнение, а потом и это проходит. Стараюсь в таких случаях больше расслабляться. Задавала вопросы на "темпе подвига" - полное спокойствие, никаких волнений. Страхов за это время не было, и таких вопросов, как "скажу или не скажу", также нет. Предложения строю так, как идут мысли, слова не переставляю.

Х. Лагузен. "Способ излечения заикания". 1838 г.

О заикании, с объяснением способа излечения этого недостатка Как некоторые изобретения в самом начале удостаиваются всеобщего внимания и одобрения, впоследствии же подвергаются тем большему подробнее...

Лечение заикания по методу Л.З. Арутюнян (Андроновой)

"Со всей определенностью мы должны подчеркнуть, что в нашей практике не встречались формы не излечиваемого заикания. Более того, иной раз тяжелые формы этого недуга излечивались легче и надежнее, подробнее...

Схема логопедической работы с детьми в амбулаторных условиях

Предлагаемые схемы занятий обозначают основные этапы последовательной логопедической работы. Не подменяя творческой работы логопеда, они являются отражением единых требований для всех подробнее...

Мысли, творящие здоровую нервную систему - Г.Н. Сытин 2005г.

Издательство: Весь Год выпуска: 2005 Цена: 55 руб. Обложка: мягкая, 264 стр. + Бонус: глава из книги "Мысли творящие здоровое сердце" Тираж (дополнительный): 5000 экз. Рецензия участника подробнее...

Коммуникативные качества речи

Среди множества качеств, характеризующих человека во всех его проявлениях, есть такие, которые относят к качествам, крайне необходимым и важным для эффективного общения. Главными подробнее...