История Кэндейс Вебстер

Когда я села писать, труднее всего было выбрать название. Я не сомневалась насчет того, что хочу сказать, но не могла решить, как озаглавить свою историю. Перебирала разные заголовки: Заикание и я, Чему заикание меня научило, и (мое любимое) Женщина, секс и заикание. Я подумала, что последний заголовок по крайней мере вызовет любопытство у потенциального читателя. В конце концов я решила обойтись без названия и просто начать писать.

Я не помню времени, когда не заикалась. Сейчас мне 41 год. Я помню, как мои родители сходили с ума и тратили на лечение тысячи долларов пока я училась в школе и колледже. Став взрослой, я даже посещала гипнотерапевта. Лечение существенно не изменило мою речь. Что действительно изменило ее к лучшему, так это - мое отношение к собственному заиканию. Но прежде, чем перейти к этому, вернемся обратно в детство.

Я выросла в типичной для среднего класса семье. Родители, хотя и небогатые, были вполне обеспечены. Я была единственной дочерью, и моя мама, разумеется, надеялась быть матерью Мисс Америка. Была только маленькая проблема. Я сильно заикалась (и была далеко не так уж симпатична, но мама с этим никогда не соглашалась). Родители были моим голосом. В детстве я проходила лечение и в школе, и частным образом. На уроках говорила мало. Учителя относились ко мне с пониманием. Я не могла отвечать по телефону. Я молила Бога о "волшебной пилюле". Помню, мой дядя предлагал родителям изо всех сил шлепать меня каждый раз, когда я заикалась. Он думал, что тогда я вскоре перестану. (И действительно, я перестала приходить к нему). К счастью, родители понимали, насколько его предложение смехотворно.

У меня были друзья в школе и среди соседей. Я не была одиноким ребенком. На самом деле, у меня нет каких-то особенно тяжелых детских воспоминаний о заикании.

Но перейдя в юношеских возраст, я начала понимать, что заикание очень сильно повлияет на мою жизнь. Средняя школа была кошмаром, за исключением нескольких понимающих, преданных своему делу учителей. (Которых я до сих пор с гордостью называю своими друзьями.) Моя социальная жизнь была крайне скудной, мне редко назначали свидания (если посчитать, - три свидания за четыре года). У моей ближайшей подруги Джейн был церебральный паралич, - при разных болезнях мы имели много одинаковых ощущений.

Мои родители тихо страдали, отправляя меня то в один, то в другой известные на всю страну логопедические центры (в университете Аризоны и в Холлинс колледже). Хотя это были прекрасные программы, ни одна мне существенно не помогла. Тогда же, в 1971 году, я поступила в колледж, частную женскую школу в Джорджии. Там не беспокоились, говорю я или нет. Родители платили огромные деньги, я примерно училась и закончила учебу с отличием. Лечение только сделало мою мечту о волшебной пилюле сильнее и глубже. Я не могу объяснить, почему мое заикание не уменьшилось. Не знаю, заключалась ли причина в недостаточной целеустремленности с моей стороны или в неподходящем для меня типе лечения. До сих пор не знаю.

После колледжа, в 1975 году, я вернулась в университет Аризоны, чтобы снова поработать с Доном Моурером. Честно говоря, не помню, улучшилась ли речь, но случилось нечто лучшее. Я влюбилась. Будучи там, я встретила своего первого мужа Грейди (он умер в 1979 году).

После замужества мое заикание действительно уменьшилось, но ненадолго. Черт возьми, я думала, что нашла волшебную пилюлю - влюбившись. В течении следующих месяцев наше супружество окрепло, но мое заикание усилилось. Я работала графическим дизайнером. У меня был диплом по бизнесу (с уклоном в дизайн и рекламу), но я работала просто дизайнером. Я чувствовала себя комфортно, поскольку не должна была разговаривать. В течении пяти лет я жила очень отгороженной жизнью, и мне это нравилось. Грейди и я жили прекрасно. Мы растили лошадей на ранчо в Колорадо, и я разговаривала только с Грейди. Он звонил за меня по телефону, делал для меня заказы в ресторанах, он был моим голосом. Когда Грейди внезапно умер в !979 году, я потеряла не только мужа - я потеряла свой голос.

То, что началось как потеря, стало моим спасением. В дни своей скорби я думала, что моя потеря - из числа самых больших для женщины, я не могла вообразить ничего хуже, включая заикание. Медленно, очень медленно я начала "находить отношение". Не плохое, а хорошее отношение. Это отношение оказалось моей волшебной пилюлей. В своей основе оно состояло из "Положим, я заикаюсь, большое дело. Вы тоже не идеальны". Будьте уверены, для меня это была драматическая перемена. Насколько я себя помню, моя жизнь всегда крутилась вокруг заикания. И вокруг того, что заикание сделало меня не такой, как все, и хуже, чем все (или мне так казалось). Я жила в заикании как в тоннеле. Теперь, в 26 лет, я увидела свет в конце тоннеля.

С тех пор, с каждым годом я становилась все менее озабочена своим заиканием.

Со временем я снова вышла замуж в1987 году, моя жизнь резко изменилась. Я работала в университете Толедо координатором служб печати и консультировала университетскую газету. Я также преподавала графику, я действительно читала лекции студентам. Джерри, своего мужа, я встретила в церкви. Он был помощником пастора. Мы оба были активными попечителями молодежных групп. На одном из первых свиданий он спросил меня о моем заикании - и я честно ответила, и через шесть недель мы объявили о помолвке.

Сейчас мы подходим к 8-й годовщине свадьбы, у нас двое малышей, мальчики 3 и 5 лет. Я читаю своим детям, и я никогда не думала, что могу получать такое удовольствие от чтения вслух.

У меня очень ответственная работа, надо много говорить. Я директор университетского издательства в Восточно-Мичиганском университете. Под моим руководством 20 человек, бюджет 1.5 миллиона долларов, я даже разговариваю по телефону (не менее 20 раз в день).

Заикаюсь ли я по-прежнему? Будьте уверены. Беспокоюсь ли об этом? Нисколько. Использую уловки? Да и нет. Я придумала удобные замены. Например, когда я звоню кому-то, мне удобно сказать: "Это - Кэндейс из издательства, можно попросить Боба?" вместо "Можно попросить Боба?" Здесь больше слов, но по каким-то причинам мне так легче. Если я звоню в кинотеатр, я скажу: "Да, в котором часу у вас последний сеанс?" Это дополнительное "да" помогает мне сказать "в котором часу:" У меня бывают проблемы с рядами чисел, например, при покупках по каталогу с кредитной карточкой. Думаете, это останавливает меня? (чего очень хотел бы мой муж). Заблуждаетесь! Я просто говорю оператору: "Это может занять у меня немного времени, я заикаюсь". Ни разу на другом конце провода не бросили трубку.

Я получаю больше удовольствия от жизни последние 15 лет, потому что чувствую себя свободной. Свободной от клейма, с которым жила первые 26 лет своей жизни. Меня считают очень самоуверенной, откровенной, веселой. Кто мог подумать о таком? Я нашла свою волшебную пилюлю. Оказалось, это - совсем не пилюля. Это - просто я.

Обследование и динамическое наблюдение заикающегося ребенка

Занятия с коллективом создают условия для активной работы всех детей. Требование индивидуального подхода не означает противопоставления личности коллективу. Лишь хорошо зная возможности каждого подробнее...

Статья Л.З. Арутюнян "Моё понимание заикания"

МОЁ ПОНИМАНИЕ ЗАИКАНИЯ. Заикание – множество разнообразных симптомов. Это спазматические задержки, нарушение темпа и ритма речи, логофобия, навязчивые мысли, подробнее...

Информация

Общая информация о заикании Заикание — нарушение темпо-ритмической стороны речи, обусловленное судорожным состоянием мышц речевого аппарата. Синонимы: логоневроз, lalonevros, balbuties. подробнее...

Заикание. Устранение заикания и оздоровление по методу Григория Грабового 2005г.

Автор: С.М. Монакова Год выпуска: 2005 Издательство: СПб. "Диля" Обложка: мягкая, 128 стр. Рецензия участника форума: Хочу сразу всех предупредить, что о Г.П. Грабовом в книге сказано подробнее...

Страха нет!

Здравствуйте, посетители сайта!  Я – Полина. Хочу поделиться своей оптимистичной историей, думаю, она кому-нибудь обязательно подробнее...