История Кэндейс Вебстер

Когда я села писать, труднее всего было выбрать название. Я не сомневалась насчет того, что хочу сказать, но не могла решить, как озаглавить свою историю. Перебирала разные заголовки: Заикание и я, Чему заикание меня научило, и (мое любимое) Женщина, секс и заикание. Я подумала, что последний заголовок по крайней мере вызовет любопытство у потенциального читателя. В конце концов я решила обойтись без названия и просто начать писать.

Я не помню времени, когда не заикалась. Сейчас мне 41 год. Я помню, как мои родители сходили с ума и тратили на лечение тысячи долларов пока я училась в школе и колледже. Став взрослой, я даже посещала гипнотерапевта. Лечение существенно не изменило мою речь. Что действительно изменило ее к лучшему, так это - мое отношение к собственному заиканию. Но прежде, чем перейти к этому, вернемся обратно в детство.

Я выросла в типичной для среднего класса семье. Родители, хотя и небогатые, были вполне обеспечены. Я была единственной дочерью, и моя мама, разумеется, надеялась быть матерью Мисс Америка. Была только маленькая проблема. Я сильно заикалась (и была далеко не так уж симпатична, но мама с этим никогда не соглашалась). Родители были моим голосом. В детстве я проходила лечение и в школе, и частным образом. На уроках говорила мало. Учителя относились ко мне с пониманием. Я не могла отвечать по телефону. Я молила Бога о "волшебной пилюле". Помню, мой дядя предлагал родителям изо всех сил шлепать меня каждый раз, когда я заикалась. Он думал, что тогда я вскоре перестану. (И действительно, я перестала приходить к нему). К счастью, родители понимали, насколько его предложение смехотворно.

У меня были друзья в школе и среди соседей. Я не была одиноким ребенком. На самом деле, у меня нет каких-то особенно тяжелых детских воспоминаний о заикании.

Но перейдя в юношеских возраст, я начала понимать, что заикание очень сильно повлияет на мою жизнь. Средняя школа была кошмаром, за исключением нескольких понимающих, преданных своему делу учителей. (Которых я до сих пор с гордостью называю своими друзьями.) Моя социальная жизнь была крайне скудной, мне редко назначали свидания (если посчитать, - три свидания за четыре года). У моей ближайшей подруги Джейн был церебральный паралич, - при разных болезнях мы имели много одинаковых ощущений.

Мои родители тихо страдали, отправляя меня то в один, то в другой известные на всю страну логопедические центры (в университете Аризоны и в Холлинс колледже). Хотя это были прекрасные программы, ни одна мне существенно не помогла. Тогда же, в 1971 году, я поступила в колледж, частную женскую школу в Джорджии. Там не беспокоились, говорю я или нет. Родители платили огромные деньги, я примерно училась и закончила учебу с отличием. Лечение только сделало мою мечту о волшебной пилюле сильнее и глубже. Я не могу объяснить, почему мое заикание не уменьшилось. Не знаю, заключалась ли причина в недостаточной целеустремленности с моей стороны или в неподходящем для меня типе лечения. До сих пор не знаю.

После колледжа, в 1975 году, я вернулась в университет Аризоны, чтобы снова поработать с Доном Моурером. Честно говоря, не помню, улучшилась ли речь, но случилось нечто лучшее. Я влюбилась. Будучи там, я встретила своего первого мужа Грейди (он умер в 1979 году).

После замужества мое заикание действительно уменьшилось, но ненадолго. Черт возьми, я думала, что нашла волшебную пилюлю - влюбившись. В течении следующих месяцев наше супружество окрепло, но мое заикание усилилось. Я работала графическим дизайнером. У меня был диплом по бизнесу (с уклоном в дизайн и рекламу), но я работала просто дизайнером. Я чувствовала себя комфортно, поскольку не должна была разговаривать. В течении пяти лет я жила очень отгороженной жизнью, и мне это нравилось. Грейди и я жили прекрасно. Мы растили лошадей на ранчо в Колорадо, и я разговаривала только с Грейди. Он звонил за меня по телефону, делал для меня заказы в ресторанах, он был моим голосом. Когда Грейди внезапно умер в !979 году, я потеряла не только мужа - я потеряла свой голос.

То, что началось как потеря, стало моим спасением. В дни своей скорби я думала, что моя потеря - из числа самых больших для женщины, я не могла вообразить ничего хуже, включая заикание. Медленно, очень медленно я начала "находить отношение". Не плохое, а хорошее отношение. Это отношение оказалось моей волшебной пилюлей. В своей основе оно состояло из "Положим, я заикаюсь, большое дело. Вы тоже не идеальны". Будьте уверены, для меня это была драматическая перемена. Насколько я себя помню, моя жизнь всегда крутилась вокруг заикания. И вокруг того, что заикание сделало меня не такой, как все, и хуже, чем все (или мне так казалось). Я жила в заикании как в тоннеле. Теперь, в 26 лет, я увидела свет в конце тоннеля.

С тех пор, с каждым годом я становилась все менее озабочена своим заиканием.

Со временем я снова вышла замуж в1987 году, моя жизнь резко изменилась. Я работала в университете Толедо координатором служб печати и консультировала университетскую газету. Я также преподавала графику, я действительно читала лекции студентам. Джерри, своего мужа, я встретила в церкви. Он был помощником пастора. Мы оба были активными попечителями молодежных групп. На одном из первых свиданий он спросил меня о моем заикании - и я честно ответила, и через шесть недель мы объявили о помолвке.

Сейчас мы подходим к 8-й годовщине свадьбы, у нас двое малышей, мальчики 3 и 5 лет. Я читаю своим детям, и я никогда не думала, что могу получать такое удовольствие от чтения вслух.

У меня очень ответственная работа, надо много говорить. Я директор университетского издательства в Восточно-Мичиганском университете. Под моим руководством 20 человек, бюджет 1.5 миллиона долларов, я даже разговариваю по телефону (не менее 20 раз в день).

Заикаюсь ли я по-прежнему? Будьте уверены. Беспокоюсь ли об этом? Нисколько. Использую уловки? Да и нет. Я придумала удобные замены. Например, когда я звоню кому-то, мне удобно сказать: "Это - Кэндейс из издательства, можно попросить Боба?" вместо "Можно попросить Боба?" Здесь больше слов, но по каким-то причинам мне так легче. Если я звоню в кинотеатр, я скажу: "Да, в котором часу у вас последний сеанс?" Это дополнительное "да" помогает мне сказать "в котором часу:" У меня бывают проблемы с рядами чисел, например, при покупках по каталогу с кредитной карточкой. Думаете, это останавливает меня? (чего очень хотел бы мой муж). Заблуждаетесь! Я просто говорю оператору: "Это может занять у меня немного времени, я заикаюсь". Ни разу на другом конце провода не бросили трубку.

Я получаю больше удовольствия от жизни последние 15 лет, потому что чувствую себя свободной. Свободной от клейма, с которым жила первые 26 лет своей жизни. Меня считают очень самоуверенной, откровенной, веселой. Кто мог подумать о таком? Я нашла свою волшебную пилюлю. Оказалось, это - совсем не пилюля. Это - просто я.

Информация

Общая информация о заикании Заикание — нарушение темпо-ритмической стороны речи, обусловленное судорожным состоянием мышц речевого аппарата. Синонимы: логоневроз, lalonevros, balbuties. подробнее...

Общие представления о заикании

Заикание известно человеку, по-видимому, столько же времени, сколько существует человеческая речь. Заикание относится к одному из самых распространенных расстройств речи. Обычно оно возникает в подробнее...

Медицинские учреждения и специалисты

Уважаемые специалисты! Если Вы хотите разместить объявление или информацию о себе, напишите нам поэлектронной почте.   Лилия Зиновьевна Андронова (Арутюнян) В настоящее время в Москве подробнее...

Лечение заикания с помощью компьютерных программ и электронных устройств MAF - DAF - Метроном

Использование компьютеров и электронных устройств для лечения заикания Маскирование обратной связи (MAF) Маскирование обратной связи (Masking auditory feedback) подробнее...

Коррекция заикания в играх и тренингах (2-ое издание) - И.А. Поварова 2004г.

Издательство: Питер Год выпуска: 2004 Место приобретения: опять же - Дом Книги, Спб Цена: 70 руб. Обложка: мягкая, 350 стр. Тираж: 7000 экз. Второе издание. Рецензия участника подробнее...